Михаил Мамута: Инвестиции в микрофинансовый сектор – история для людей, хорошо понимающих, что они делают. Часть вторая

26.02.2014         1278 просмотров

Мы продолжаем беседу с Михаилом Мамутой, президентом НАУМИР, председателем Совета СРО НП «Объединение МиР» о микрофинансовом секторе финансового рынка.

- Михаил Валерьевич, еще один вопрос связан с некоей новацией в отечественном микрофинансировании. Газета РБК daily поместила информацию о том, что владелец группы компаний «Связной» Максим Ноготков планирует запустить бизнес, связанный с микрофинансированием. «У новой организации, Credberry, уже есть свой сайт, пользуясь которым физлица смогут давать и брать деньги взаймы друг у друга. Не исключено, что к проекту подключится и банк «Связной». Ноготков намерен освоить экзотический для России вид бизнеса — кредитование peer-to-peer, то есть от физлица к физлицу. Проект готовится уже в течение двух лет. Его особенность: средства для выдачи займов будут предоставлять сами зарегистрированные пользователи сайта credberry.ru, а нуждающиеся в деньгах будут привлекать микрокредиты, подбирая подходящие для себя условия, рассказал РБК daily другой топ-менеджер, близкий к банку «Связной». Участники микрофинансовой сети смогут выставлять друг другу оценки и присваивать рейтинги, что будет влиять на ставки по ссудам и популярность тех или иных кредиторов или заемщиков. Один из рассмотренных вариантов — использование банка «Связной» в качестве расчетного центра. «Возникла трудность: в ходе предварительных консультаций с ЦБ сотрудники ведомства предупредили, что они против данной идеи, поскольку такой вид бизнеса чересчур рискован для банка», — рассказал источник, знакомый с проектом». Я думаю, что не так много найдется людей, хорошо и до конца понимающих в чем тут дело.

- Я готов это изложить простыми словами. Логика этого бизнеса состоит в следующем: сейчас в мире набирают популярность интернет-платформы (специальные сайты), где люди кредитуют друг друга напрямую. Там вообще нет ни банков, ни микрофинансовых организаций, а есть только система, которая оценивает риск и ставит рейтинг заемщику. Такой удаленный скоринг. Например, вы – физическое лицо, у которого есть свободных несколько сот тысяч или несколько миллионов рублей. И вы можете на этом портале напрямую прокредитовать каких-то людей, бизнес – проект которых, или личность которых вам понравятся. А система будет подсказывать вам риск невозврата. И в зависимости от этого она будет предлагать процентную ставку. При этом каждый кредитор сможет выбирать для себя кредитную стратегию: более рискованную или менее рискованную. Как считается в мире, преимущество таких систем в том, что они более честны. Ведь кредитор не просто кладет деньги в банк или в МФО, а те уже раздают кредиты неопределенному кругу лиц. В данном случае вы кредитуете тех, кто внушает доверие лично вам. И эта модель, если рассуждать глобально, подрывает некие основы банковского бизнеса и микрофинансового тоже.

- Вот у меня такое же впечатление.

- Конечно, ведь эта система исключает финансового посредника.

- Как я понимаю, микрофинансирование в самых различных ипостасях у нас бурно развивается.

- Не так, чтобы совсем бурно: Форекс, наверное, развивается быстрее. Но, Вы знаете, что такое рынок Форекс?

- Да, это валютный рынок.

- Совершенно верно. И предназначен он для неорганизованных граждан. Причем все знают, что он существует, но про него почти не пишут. Почему? Потому что нет информации, потому что нет регулирования. 

Вот если сейчас закон о Форексе примут, появится какая-то отчетность, появятся Форекс-операторы, которые зарегистрируются. И вы увидите, как туда довольно быстро сместится журналистский интерес, и все будут наперебой писать про Форекс. Потом появится что-то еще… Так, наверное, устроена медийная сфера: все время нужны какие-то новые темы. Сейчас популярностью пользуется микрофинансирование, но это в силу своей новизны и некоей неизбитости. Но это не значит, что про него со временем перестанут писать. Пока явление существует, у него есть свое отражение в медиа. Просто в течение какого-то времени, может быть, года, может быть, двух лет, сложится какое-то понимание, представление о том, что такое хорошо, а что такое плохо в этом сегменте финансового рынка. Почему он такой, в чем его специфика? И тогда материалы, посвященные МФО, будут носить не просто новостной, а аналитический характер, или скажем, форму очерка. Но до этого надо еще дойти в ходе эволюции рынка и представлений о нем.

Беседовал Владимир Володин