Проверка на непрочность

9 ноября 2020         139 просмотров
Кризис больно ударил по сегменту микрофинансирования: упали объемы рынка, прибыль МФО, небольшие компании начали массово уходить с рынка. Конкурентные преимущество получили крупные высокотехнологичные компании.


Всесторонние ограничения

Как отмечается в материалах Банка России, во втором квартале 2020 года объем портфеля микрозаймов российских МФО впервые за время сбора регулятором соответствующей статистики начал сокращаться. Сумма задолженности по основному долгу по выданным микрозаймам снизилась на 3% за квартал, до 213 млрд руб., в том числе по займам физическим лицам — на 6%, до 166 млрд руб.

Стоит отметить при этом, что портфель потребительских ссуд у банков также сократился, но менее существенно — на 1%, что, видимо, объясняется его большей дюрацией и, соответственно, менее быстрой реакцией на изменение рыночной конъюнктуры.

Если говорить о новых выдачах, то они у МФО упали очень существенно. Объем займов, выданных за квартал, снизился до 77 млрд руб. (минус 24% за квартал и минус 25% год к году). Основных причин такого обвала рынка несколько.

Во-первых, в условиях экономического кризиса и снижения доходов населения снизился спрос на кредиты со стороны самих заемщиков, особенно на длинные продукты. Так, по данным ЦБ, в структуре выдач существенно снизилась доля IL (длинных и крупных займов) при одновременном росте доли PDL (займов «до зарплаты») и значительном росте доли сегментов юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Во-вторых, существенно подняли планку требований к заемщикам сами МФО. Компании начиная с марта ужесточали скоринговые политики, рассказывает директор саморегулируемой организации «Микрофинансирование и развитие» Елена Стратьева. В среднем, по ее оценкам, уровень одобрений с марта по июнь сократился на 10–15 процентных пунктов (п.п.). При этом у отдельных крупных игроков в начале апреля доля одобряемых заявок падала на величины до 40 п.п., отыграв часть падения во второй половине апреля, однако все равно оставшись на уровне на 15 п.п. ниже докризисных значений.

В-третьих, в условиях карантинных ограничений часть МФО, работающих в офлайн-сегменте, были частично или полностью лишены возможности «очного» взаимодействия с заемщиками, что в первую очередь сказалось именно на выдачах новых займов (даже те компании, кто смог в какой-то степени продолжить работу, большую часть сил бросили на исполнение обязательств перед действующими клиентами, то есть сконцентрировались на обеспечении возможности погашения ими текущих займов). Впрочем, с точки зрения рыночной конкуренции части игроков карантинные меры даже оказались на руку. Во время действия ограничительных мер популярностью пользовались онлайн-займы, доля которых в общем объеме выдач выросла с 36 до 39%, отмечают в Банке России. «Предсказуемо менее всего пострадали те компании, которые уже на момент начала коронакризиса работали в онлайне или быстро пересмотрели бизнес-процессы в сторону дистанционный выдач», — отмечает Елена Стратьева. По словам участников рынка, ориентируются на онлайн в основном крупные игроки, у которых есть ресурсы для внедрения соответствующих ИТ-систем.

Невыносимые убытки

Совокупная чистая прибыль МФО по итогам шести месяцев 2020 года по сравнению с аналогичным периодом 2019-го снизилась на 10%, причем снижение за второй квартал составило 14%.
«Любой кризис отражается на финансовом состоянии бизнеса, и, конечно, сегмент МФО не исключение. Сокращение ликвидности, уменьшение объема выдач, кредитные каникулы и реструктуризация, пусть и небольшой, но рост просроченной задолженности в первые месяцы пандемии — все это нашло отражение в отчетности компаний и наверняка найдет в годовых финансовых результатах. Особенно это коснулось небольших игроков, которые испытали трудности не только со средствами на выдачу займов, но и на операционные расходы», — говорит Елена Стратьева.

При этом, как отмечает ЦБ, основную часть прибыль в отрасли генерируют отдельные крупные участники, что обеспечивает высокий уровень рентабельности в целом по отрасли. Так, рентабельность капитала (ROE) МФО в целом по отрасли составила 13,8% (кварталом ранее — 16,1%, годом ранее — 17,4%).

Показательно, что при высоком среднем значении медианное значение ROE снизилось до 2,1%, минимального уровня за последние годы. Это, очевидно, означает, что у небольших компаний рентабельность близка к нулевой.

О том же свидетельствует сравнение прибыльности микрокредитных компаний (МКК)  с, как правило, более крупными микрофинансовыми компаниями (МФК) (последние имеют более жесткие требования к минимальному размеру капитала и имеют право привлекать средства внешних инвесторов, в частности в форме инвестиционных займов от физических лиц). По данным ЦБ, доля убыточных компаний по итогам шести месяцев 2020 года составляет 17% от общего числа МФК и около 30% от общего числа МКК.

К кризисным бедам мелких микрофинансовых организаций добавились еще и регуляторные. Так совпало, что именно в этом году планово изменились требования к капиталу МКК. В частности, минимальный размер собственных средств для них с 1 июля этого года текущего года увеличился с 10 тыс. до 1 млн руб. «Небольшие компании готовились к повышению минимальных требований к собственным средствам МКК до 1 млн руб. В условиях пандемии МФО зафиксировали снижение прибыли, однако они продолжали наращивать капитал в преддверии повышения требований к минимальному размеру уставного капитала», — отмечают в ЦБ.

Неудивительно, что в таких условиях небольшие игроки в массовом порядке потянулись на выход. Количество участников государственного реестра МФО во втором квартале сократилось на 68 организаций, до 1660, или на 4%. При этом количество МФК выросло с 35 до 36, на них, несмотря на малочисленность, по-прежнему приходится около половины совокупного портфеля микрозаймов.

Часть игроков оказались не готовы к изменениям, особенно в условиях дополнительного давления кризиса, отмечает Елена Стратьева. В результате большинство игроков, покинувших госреестр в апреле—августе 2020 года (67%), сделали это по собственному желанию. Тогда как ранее, напротив, доля исключенных Банком России была значительно выше доли тех, кто покидал рынок сам. «В целом динамика говорит сама за себя: на конец второго квартала 2020 года в госреестр входило 1660 МФО, на конец октября — около 1500, то есть на 9% меньше)», — добавляет эксперт. 


Автор: Петр Рушайло.

Источник: РБК