Рост рынка микрозаймов во многом будет связан с процессом его легализации

03.09.2014         1803 просмотра

Как устроен рынок микрофинансирования, как регулируется, чего не хватает в регулировании и чем оно может быть опасным, в интервью finday.ru рассказывает Сергей Сучков, Заместитель Председателя Правления ОАО «Небанковская депозитно-кредитная организация "Агентство кредитных гарантий"», лауреат премии «Репутация-2013» в номинации «За вклад в развитие микрофинансирования в России».

Вы получили премию «Репутация», когда занимали пост председателя наблюдательного совета ООО «МИКРОФИНАНС» - за развитие рынка микрофинансирования. Скажите, насколько, по-вашему, в России сейчас востребованы услуги по микрофинансированию?
  Это один из новых сегментов рынка, пристальное внимание к которому проявляют не только заемщики, – а спрос с их стороны достаточно высокий, - но и государственные структуры. В частности, Центральный банк, который является мегарегулятором, взял этот рынок под свое крыло – в ЦБ был создан специальный департамент, который отвечает за микрофинансирование. Все это говорит о том, что данный сегмент финансового рынка проходит становление и, безусловно, является интересным и перспективным.

Как вы понимаете термин «микрофинансирование»? О каких суммах должна идти речь, чтобы употреблять приставку «микро»?
  Существует несколько видов, несколько подсегментов этого рынка. Есть так называемые «кредиты до зарплаты» - это небольшие – 3-5 тысяч рублей - ссуды на короткие сроки. Есть более длинные займы физическим лицам, со средними суммами 10-30 тысяч рублей – это уже несколько другой сегмент. Еще один сегмент, который ближе мне и в котором я до недавнего времени работал, - это сегмент малого предпринимательства. Там, как правило, средний размер займа составляет около 300-400 тыс. рублей, а сроки – до двух лет.

А чем в данном плане отличаются услуги микрофинансовых организаций (МФО) от банковских?
  МФО и банки работают в разных сегментах. Для банка, например, сегмент малого предпринимательства не очень близок. Банки в нем, конечно, работают, но для них это – самый низший сегмент, в который они готовы заходить. Та сумма, которую я назвал – 300-400 тысяч – это для больших городов, для малых средняя сумма может быть и 50-100 тысяч. Банкам это не особо интересно. И МФО восполняют этот пробел, закрывают данную нишу.

За счет чего МФО добиваются окупаемости? Они несут по сравнению с банками меньшие издержки на клиента, выше проценты, еще какие-либо факторы?
  Безусловно, процентные ставки у МФО выше, чем у банков. Выше, правда, и риски – данный сегмент, очевидно, более рискованный. И, конечно, здесь требуется более тщательный анализ клиентов. Но за счет более высокой маржи МФО в среднем показывают рентабельность выше, чем у банков.
Также отмечу, что хотя у МФО риски выше, чем у банков, те меры, те инструменты, которые сейчас разрабатываются, могут их снизить. Прежде всего, речь идет о создании Агентства кредитных гарантий, которое будет предоставлять дополнительное обеспечение по рискованным ссудам, необеспеченным кредитам. Сейчас оно в первую очередь работает с банками, но в сферу интересов данного Агентства входят и МФО, в среднесрочной перспективе оно будет более внимательно смотреть и на рынок микрофинансирования.

Вы сказали, что рынок микрофинансирования имеет хорошие перспективы роста. «Хорошие» - это что значит? Грубо говоря – в разы в течение ближайших лет или все-таки поскромнее?
  Я не стал бы утверждать, что рынок в ближайшие годы покажет бурный – скажем, в 2-3 раза, - рост, особенно учитывая нынешнюю непростую макроэкономическую ситуацию. Но при условии стабилизации макроэкономической ситуации, рынок микрофинансирования, думаю, мог бы расти на 20-30% в год.

А за счет чего в основном возможен рост – за счет привлечения новых слоев заемщиков или за счет перехода на обслуживание в МФО тех заемщиков, которые сейчас кредитуются в банках?
- Подобных банковских заемщиков, как мы уже говорили, не очень много. Это должно быть привлечение новых заемщиков самими МФО. То есть тех клиентов, которые пока либо вовсе не кредитуются, либо тех, кто в настоящее время берет займы на «сером» рынке. Собственно говоря, рост рынка микрозаймов во многом будет связан с процессом его легализации.

Вы говорили о регулировании рынка, создании профильного департамента в ЦБ. Вообще, с точки зрения регулирования, в каком состоянии сейчас рынок?
  Он регулируется гораздо лучше, чем еще несколько лет назад, поскольку рынок микрофинансирования - относительно новый. И закон об МФО появился совсем недавно, и функции мегарегулятора были возложены на ЦБ лишь в прошлом году…
Безусловно, в плане регулирования там еще непочатый край работы. В первую очередь для ЦБ – нужно понять, как эффективнее контролировать рынок, способствовать его дальнейшему развитию. Но я считаю, что то, что на сегодняшний день уже создано соответствующее подразделение в ЦБ, появились требования по отчетности МФО - все это способствует повышению цивилизованности рынка.

Что в первую очередь нужно отрегулировать – как на уровне ЦБ, так и на уровне законодателя?
  Я бы назвал ряд инициатив, которые связаны с тем, чтобы рынок был более прозрачным. Например, нужно ввести требования, чтобы МФО не могли быть зарегистрированы в качестве индивидуальных предпринимателей. Кроме того, необходимо создание резервов по плохим займам – этот вопрос в принципе решенный, но нужны соответствующие поправки в налоговое законодательство. Плюс этому, необходимо создание неких стандартов работы банков с МФО.

Стандарты нужны для фондирования МФО со стороны банков?
  Да, это практика, распространенная на рынках, где давно существует сегмент микрофинансирования. Там банки, по сути, являются оптовыми поставщиками кредитных ресурсов, финансируя микрофинансовые организации.

Регулирование, отчетность, надзор – это вещи, как показывает практика, довольно затратные для участников рынка. Даже крупные банки жалуются, что затраты велики. Потянут ли такие расходы микрофинансовые организации?
  Все зависит от того, какие формы надзора будут использованы. Если окажется, что объем отчетности будет зашкаливать за пределы разумного, как это зачастую происходит с отчетностью, которую сдают банки в ЦБ, то, конечно, для микрофРегулирование, отчетность, надзор – это вещи, как показывает практика, довольно затратные для участников рынка. Даже крупные банки жалуются, что затраты велики. Потянут ли такие расходы микрофинансовые организации?

Вы говорили, что нежелательно, чтобы МФО существовали в форме ИП? Почему?
  Это делает рынок непрозрачным. ИП в данном сегменте рынка создаются в основном с целью перевода на упрощенную схему налогообложения фактической филиальной сети МФО. Разумеется, многие структуры стремятся оптимизировать налогобложение, но это должно оставаться, что называется, в разумных пределах.

Булочная-кондитерская тоже может выпустить облигации. Нужно ли привлекать фондирование – банковское или на открытом рынке – это, в конце концов, вопрос к каждой конкретной организации…
- Булочная-кондитерская без фондирования, может, и проживет. А микрофинансовая организация – это, по сути, мини-банк. У МФО должны быть пассивы, привлеченные средства. И без нормального баланса, прозрачной бухгалтерии на этом рынке работать просто нельзя.

А какой в принципе должен быть порог входа на рынок для МФО?
- Этот порог установлен – капитал организации должен составлять не менее 15% от величины активов. У крупнейших МФО сейчас валюта баланса 1,5-2 млрд руб., так что как минимум 200-300 млн руб. капитала у них должно быть.